Образ футлярных людей в творчестве А. Чехова


Антон Павлович Чехов вошел в русскую литературу своими пародиями и юмористическими рассказами. Не сразу, но постепенно, со временем он занял в литературе почетное место писателя-юмориста. Мы читаем его рассказы и смеемся, читаем и размышляем, стараемся посмотреть на мир его глазами. Кто из нас не знает его творений "Дом с мезонином", "Человек в футляре", "Дама с собачкой", "Душечка", "Толстый и тонкий", в которых он поднял не только проблемы, актуальные для нашего времени, но и те темы, которые до него никто не рассматривал в русской литературе.

"Футлярная" жизнь. Что это такое? Никогда раньше, до Чехова, мы не слышали такого определения жизненной позиции. Чехов увидел пример такого существования в обществе, увидел и решил показать это нам, чтобы мы не совершили тех же ошибок, что и герои его рассказов.

Теме "футлярной" жизни и "футлярных людей" посвящены такие рассказы русского писателя, как "Человек в футляре", "Крыжовник", "Ионыч", "Душечка". Но эта тема представлена здесь по-разному: развитие получают не только герои, но и точка зрения автора - она эволюционирует.

Так, герой рассказа "Человек в футляре" - наиболее яркого из всех рассказов, поднимающих указанную проблему - рисуется автором хотя и в юмористических, но темных и серых тонах: "Он был замечателен тем, что всегда, даже в очень хорошую погоду, выходил в калошах и с зонтиком и непременно в теплом пальто на вате. И зонтик у него был в чехле, и часы в чехле из серой замши..., нож у него был в чехольчике... Он носил темные очки, фуфайку, уши закладывал ватой, и когда садился на извозчика, то приказывал поднимать верх".

Спрятавшись в свой мирок, куда он не хочет никого впускать, кроме своего древнегреческого языка, следующий во всем предписанным нормам и устоям, ни разу не отошедший от правил - таким представляется нам учитель греческого языка Беликов. Мрачный, скрытый, он постоянно прятался от людей и даже, когда приходил в гости к друзьям, чтобы поддерживать с теми хорошие отношения, не "вылазил" из своего футляра -сидел молча и тихо. Что это? Почему так? Наверное, как отвечает на этот вопрос рассказчик - господин Буркин - "это постоянное и непреодолимое стремление окружить себя оболочкой, создать себе, так сказать, футляр, который уединил бы его, защитил бы от Внешних Влияний". Каких явлений? Ведь живут же люди в этом мире без футляров, и ничего с ними не случается. Почему он не может так жить? Воспитание ли, влияние среды? Автор не дает ответа на этот вопрос. Но мне кажется, что немаловажную роль в этом сыграло воспитание и постоянное одиночество учителя Беликова; также отсутствие настоящих друзей и непонимание его людьми. Как не понимали его коллеги, так не смогла разобраться в нем и Варенька, сестра новоприбывшего учителя географии и истории - Коваленко Михаила Савича. Хохотушка и в какой-то мере девушка немного легкомысленная, она не увидела в Беликове человека. Не он ли сам виноват в этом? Ведь человека как такового здесь не было. Он остался в футляре, спрятался там; его жизнь - футляр и, получается, что, в конце концов, никто и ничто не поможет выбраться ему из этого футляра - даже "новая Афродита" и любовь.

Но ведь так нельзя жить! Мы возмущаемся, бунтуем и ничего не можем сделать, ибо он сам выбрал себе такую жизнь - спокойную, без волнений, страстей, радостей и горестей. И когда репутация Беликова (тоже своего рода футляр), по его мнению, пошатнулась, он не смог этого пережить, и умер: "точно он был рад, что, наконец, его положили в футляр, из которого он уже никогда не выйдет. Да, он достиг своего идеала!" Заметим еще одну мысль, к которой вернемся позже: этот рассказ Чехова не оптимистический и жизнеутверждающий, скорее - наоборот. Автор обращает внимание на то, как влиял Беликов и жителей города, учителей, он "заставил" их жить в футляре, делал их жизнь такой же скучной и "обывательской", "мрачной" и "футлярной", какая была у него, И ведь после смерти учителя ничего не изменилось, и снова потекла жизнь суровая и утомительная, бестолковая и серая. И Буркин возмущается и отмечает: "И в самом деле, Беликова похоронили, а сколько еще таких человеков в футляре осталось, сколько их еще будет". Мрачное и тяжелое впечатление у нас осталось после прочтения этого рассказа Чехова.

Почти такие же чувства мы испытываем, познакомившись с творением Антона Павловича "Ионыч". Он не в такой мере раскрывает тему "футлярной" жизни (скорее посвящен теме влияния среды на человека), но тем не менее... Хочется отметить, что в данном аспекте занимательны образы семьи Туркиных - Ивана Петровича и Веры Иосифовны (но не Котика) - и образ самого доктора Старцева. Их футляр не так заметен и очевиден, как футляр учителя Беликов. Но нельзя не обратить внимание на то, что жизнь семьи Туркиных - "футлярная" жизнь, и сами они "футлярные" люди. Они создали маленький мирок, где Иван Петрович играет всегда роль радушного хозяина, а Вера Иосифовна постоянно читает свои романы гостям, не отсылая свои творения в издательство. Они никуда не выезжают да и зачем им это? Они хорошо живут в своем мирке, в своем роскошном футляре. Под их влияние и попадает Старцев; и, если в начале рассказа это умная, активная, целеустремленная личность, то в конце это "человек в футляре": больница, покупка дома, снова больница... Длинная череда "однородных" и серых дней, Он превратился в "футлярного" человека и, похоже, ему это нравится.

Такая ли Оленька, героиня рассказа А. П. Чехова "Душечка"? Некоторые даже усомнятся в том, что она "футлярный" человек. Но если присмотреться к ней поближе, вы увидите ее маленький мирок, созданный ею мирок, где она должна кого-то любить и о ком-то заботиться. Если ее футляр разрушится, она погибнет, как Беликов (вспомните, как она медленно чахла после отъезда велирикара). Хотя этот рассказ оставляет в нас более светлые ощущения, но все-таки мы возмущаемся вместе с писателем: как можно так жить? Ведь кругом дивный, богатый чувствами и знаниями мир. Пессимизм, горечь, понимание не совершенности этого мира. Вот чем наполнены рассмотренные нами рассказы.

А вот рассказ "Крыжовник" совсем другой. Да, здесь тот же футляр, но футляр, к которому человек стремился почти всю свою сознательную жизнь. Купить имение, поселиться в нем, вырастить крыжовник - такая мечта заставляет Николая, брата рассказчика, копить деньги, живя впроголодь, одеваясь как нищий, заставляет его "уморить" жену. "Он чертил план своего имения и всякий раз у него на плане выходило одно и то же: а) барский дом; б) людская; в) огород; г) крыжовник". Он искал, мечтал, голодал, и вот она - жизнь е футляре, которому и нужно то, чтобы крестьяне называли его "Ваше высокоблагородие", чтобы всегда еда была на столе да рядом кислый и твердый крыжовник (главное - свой, со своего огорода).

"А где же оптимизм?" - спросите вы. Да, все та же перед нами жизнь "футлярных" людей. Но в отличие от других рассказов, здесь Чехов поражает своей жизнеутверждающей позицией, из которой явственно следует, что жизнь в футляре * это забота только о себе, о своем счастье ("Душечка" стоит в данном случае особняком), а в этом мире, чтобы подняться над суровой действительностью и чего-то добиться, надо делать счастливыми других людей. "Счастья нет и не должно быть, а если в жизни есть смысл и цель, то смысл и цель вовсе не в нашем счастье, а в чем-то более разумном и великом. Делайте добро". И сразу светлеет на душе, и сразу хочется делать добро, хочется избавить мир от "футлярных" людей, хочется, чтобы каждый знал, что за его дверью стоит "кто-то с молоточком", напоминающий о несчастных людях. Может, тогда все мы выберемся из своих футляров и станем по-настоящему жить, не боясь страданий и боли, не боясь отступить от правил; станем no-настоящему счастливыми.

Предметом творческого исследования является для Чехова сложный и противоречивый мир человеческой души. В небольших по объему рассказах писатель воспроизводит истории целых жизней людей, изменение их внутреннего мира. На современном ему материале он ставит проблемы большого общечеловеческого значения, имеющие универсальный смысл, который сохраняется надолго.

В девяностые годы в жизни страны происходят важные перемены. Глухая реакция сменяется общественным оживлением и подъемом. В эти годы с особой настойчивостью, на разных индивидуальных судьбах, писатель решает проблему равнодушия, так называемого «футляра», то есть рамок, в которые загоняет себя человек. Его рассказы и повести -- своего рода художественные исследования души современного ему человека. Жив человек духовно или навеки уснул, погрузился в «сонную одурь», лень, мертвое безразличие в погоне за чином и рублем? Есть ли еще в нем «искра» -- отзывчивость к чужой беде, к чужому страданию, к народному горю, стремление к иной, лучшей жизни? Вот вопросы, над которыми бьется пытливая мысль художника.

Это то, что позволяет героям рассказов строить свою жизнь по определенному шаблону, иметь единственный универсальный ответ на все разнообразные жизненные вопросы. По некоему единому стереотипу строилось поведение мелкого чиновника Червякова из рассказа «Смерть чиновника», полицейского надзирателя Очумелова, героя рассказа «Хамелеон», но главным образцом человека, ведущего «футлярный» образ жизни, является учитель греческого языка Беликов, герой рассказа «Человек в футляре».

Одним из самых ярких примеров «человека в футляре» стал несомненно главный герой небольшого юмористического рассказа «Смерть чиновника» - чиновник Червяков. Случайно обрызгав слюной лысину генерала в театре, Червяков приходит в ужас и начинает беспрестанно извиняться. Герой постоянно преследует генерала со своими назойливыми извинениями, пока не доводит того до такого раздражения, что генерал Бризжалов выгоняет Червякова вон из дома. Несчастный чиновник мнительно думает, что его карьере на этом наступает конец, приходит домой и… умирает! Примечателен тот факт, что герой умирает, не снимая вицмундира, как будто чиновничья униформа навсегда приросла к нему.

В рассказе «Хамелеон», написанном в 1884 году, главный герой, полицейский надзиратель Очумелов тоже прячется в футляр, внешними своими проявлениями напоминая ящерицу-хамелеона, способную менять свой цвет в зависимости от обстоятельств. В основе хамелеонства Очумелова заложен твердый принцип: то, что принадлежит генералу, превосходит все остальное.

В рассказе «Ионыч» реализуется одна из самых характерных для мира Чехова ситуаций: люди разобщены, они живут каждый своей жизнью, своими чувствами, интересами, и в тот момент, когда кому-то необходимо понимание со стороны другого человека, тот занят только своими интересами. Когда доктор Старцев предлагает Екатерине Ивановне выйти за него замуж, она отвечает: «Я безумно люблю, обожаю музыку...», то есть ей нет никакого дела до его чувств, она занята устройством своей собственной жизни.

Наиболее важным произведением, относящимся к теме «футлярной жизни» и давшим ей название, является рассказ «Человек в футляре», написанный в 1898 году. Он представляет собой сочетание конкретной социальной сатиры, материала, связанного с определенной исторической эпохой, и философских обобщений вечных, общечеловеческих вопросов.

Главный герой рассказа, Беликов, давно уже не пытается изменить как-то течение своей жизни, потому что в любом проявлении ее многообразия, Беликов видел лишь неопределенность, которая пугала его. Именно поэтому героя постоянно охватывало желание защитить себя некой оболочкой, «футляром», который спас бы его от перемен. Так, читатель видит, что вещи Беликова упакованы в футлярчики, как и он сам по сути дела… По-настоящему расслабился этот человек только после смерти, когда смягчились черты его лица в гробу-футляре, из которого никогда больше не нужно выходить.

Любовь также может являться своеобразным футляром, как, например, она становится им для Оленьки Племянниковой (рассказ «Душечка»). Основной признак ее любви: жить тем, чем живет ее очередной избранник, говорить его словами, буквально воспроизводить его мнение. Когда говорится о полном одиночестве Душечки и бессмысленности ее жизни в отсутствие любви, несколько раз, как о худшем проявлении одиночества и бессмысленности, сказано, что «у нее не было никаких мнений».

В любом рассказе Чехова, повествующем о людях, которые живут «футлярной» жизнью, действительная, настоящая жизнь торжествует над любым из футляров, в который ее пытаются заключить.