Типология политической культуры

Политическая культура каждого конкретного общества может быть типологически идентифицирована. Достаточно интересна в данном отношении классификация, предложенная Г.Алмондом и С.Вербой, которые на основе сравнительного анализа "пяти демократий": США, Великобритании, Италии, Германии и Мексики - выделили три основных типа политической культуры: "провинциалистскую", "подданическую" и "партисипаторную".

Первый тип характерен для экономически отсталых обществ - африканских племен, местных автономных общин и т. д., где обычно не существует специализированных политических ролей, политические ориентации не отделены от религиозных или экономических, отношение к правительству мало определяется какими-либо нормами, политическое знание практически отсутствует, массы населения неграмотны. В обществе, где преобладает "подданическая политическая культура", люди знают о существовании специализированных политических институтов и испытывают к ним определенные чувства, могут оценивать их и ориентироваться по отношению к ним, однако это отношение носит в целом весьма пассивный характер. В условиях "партисипаторной политической культуры", или "культуры участия" члены общества внутренне сориентированы на существующую политическую систему и все ее основные структуры, то есть как на "вход", так и на "выход" системы, на осознанное и активное участие в политической жизни.

Понимая, что в реальной жизни эти модели достаточно редко встречаются "в чистом виде", Г.Алмонд и С.Верба на основе своей методологии выделили также и три смешанных типа политических культур - провинциалистско-подданическую, подданическо-партисипаторную и провинциалистско-партисипаторную.

Специфика первого смешанного типа состоит в том, что "значительная часть населения отвергает исключительные притязания диффузной племенной, деревенской или феодальной власти и проявляет лояльность в отношении более сложной политической системы со специализированными центральными правительственными структурами". Это тип культуры, характерный для периода перехода к единому централизованному государству.

Особенности подданическо-партисипаторного типа культуры заключаются в том, что при нем у значительной части общества появляется "специализированная ориентация" по отношению к политической системе и ее элементам, равно как и "активистские самоориентации". Но при этом существенная часть населения продолжает ориентироваться на авторитарную правительственную структуру и придерживаться пассивной системы самоориентаций.

Провинциалистско-партисипаторная политическая культура характерна для многих развивающихся стран. Политическая система в большинстве из них характеризуется провинциалистской фрагментарностью, и проблема, по Г.Алмонду и С.Вербе, состоит в том, чтобы обеспечить активное участие граждан в политической жизни.

Особую разновидность политической культуры составляет так называемая гражданская культура, которая наиболее характерна для США и в известной степени для Великобритании. Этому смешанному типу свойственны консенсус легитимности политических институтов, направления и содержания общественной политики, терпимость к плюрализму интересов, компетентность и взаимное доверие с гражданами. В рамках данной разновидности политической культуры многие граждане могут быть достаточно активными в политике, однако при этом значительная часть других играет пассивную роль подданных: политическая деятельность представляет собой лишь часть интересов гражданина, причем, как правило, не очень важную их часть.

Приведенная типология, без сомнения, полезна тем, что показывает, как в процессе исторического развития меняются, в том числе и по степени напряженности, ориентации субъекта в отношении политических институтов и его политическая активность. Однако очевидны и недостатки данной концепции: модель гражданской культуры рассматривается не только как присущая в той или иной степени демократическим системам, но и как эталонная. Кроме того, подход Г.Алмонда и С.Вербы практически оставляет в стороне вопросы о политическом поведении индивидов и социальных групп, а также о специфике функционирования политических систем.

Альтернативную типологию предложил польский социолог Е.Вятр. Взяв за основу связь политических культур с политическими системами и лежащими в их основе общественно-политическими формациями, он выделил в качестве основных три разновидности: "традиционную", "буржуазно-демократическую" и "политическую культуру социалистической демократии", которые дополняются второстепенными: "политической культурой сословной демократии", "автократической" и "реликтовой автократической". При этом буржуазно-демократическая культура выступает в виде или консервативно-либеральной, или либерально-демократической: первая признает в качестве главных ценностей гражданские права и свободы, но в то же время отрицает общественно-реформаторский аспект политической культуры, тогда как для второй характерны социальные реформы, осуществляемые государством.

Авторитарная политическая культура, по Е.Вятру, признает в качестве идеала сильную власть, включающую развитые демократические права и свободы граждан, однако не ориентирует людей на активное участие в политической жизни, нацеливая их на послушное поведение. Тоталитарная политическая культура "объединяет культ лидера, сильной власти с активным привлечением граждан к участию в политической жизни в соответствии с принципами, установленными лидером". В этих условиях внешняя политическая активность граждан не означает демократической свободы выражения своих мнений, плюралистской выработки политических ориентаций.

Типология Е.Вятра по ряду положений существенно дополняет концепцию американских исследователей. Однако и она не свободна от проблематичных положений. Так, на наш взгляд, пока еще преждевременно говорить о "политической культуре социалистической демократии". По-видимому, применительно к недавнему прошлому СССР и стран Восточной Европы все-таки целесообразнее употреблять термин "политическая культура обществ государственного (или командно-административного) социализма".

Достаточно интересен и эффективен подход к исследованию политической культуры, который учитывает влияние государства и рынка как двух универсальных цивилизационных феноменов и, соответственно, позволяет говорить о множественных модификациях двух основных ее типов - рыночной и этатистской. Рыночная культура ориентирует людей на понимание политических процессов и явлений как актов свободного, плюралистического обмена продуктами политической деятельности, как средств, реализующих, по словам М.Дюверже, "интеграцию всех граждан в общество и создание справедливого государства". Это - культура, где конкурентная борьба понимается как универсальный принцип функционирования и развития общества. Напротив, этатистский тип культуры обусловливает течение и развитие политических процессов в условиях жесткого государственного регулирования, когда интересы государства, класса или одной партии ставятся выше интересов других групп и организаций, а конкурентная борьба и социальные конфликты в случае необходимости могут быть упорядочены силовыми методами.

Следует отметить существование многих типов, а также региональных и национальных вариаций политической культуры. По-видимому, нельзя говорить о какой-либо универсальной ее модели, одинаково применимой, например, для Западной Европы, Ближнего Востока и Азиатско-Тихоокеанского региона. Но в то же время не вызывает сомнения, что все достижения существующих политических культур и их теоретическое осмысление доступны для любого общества. В приведенной ниже таблице предлагается рабочая модель для условного разграничения политической культуры Востока и Запада на основе цивилизационно-формационного подхода.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >