Полная версия

Главная arrow Литература arrow Естественные и искусственные языки

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ

Становление и развитие интерлингвистики

язык международный интерлингвистика

С начала массового движения за международный язык социальный характер приобретает не только сам объект исследования (т.е. язык), но и его "субъект": на смену исследователям-одиночкам пришли организации ученых, специально созданные для изучения проблем международного языка. К числу таких организаций следует отнести в первую очередь Академию международного языка, Делегацию для принятия международного вспомогательного языка, Ассоциацию международного вспомогательного языка и др.

С начала широкого движения за международный язык сложилась своеобразная ситуация, когда из конкурирующих проектов только один получал действительно массовое распространение; остальные оказывались на периферии движения и в лучшем случае могли быть представлены небольшими коллективами сторонников. С 1879 г. до начала 90-х годов основная масса приверженцев международного языка группировалась вокруг волапюка; с конца XIX в. и по настоящее время действительно широкое распространение имеет лишь эсперанто. Таким образом, все предложенные лингвопроекты стихийным путем распределились по типу социальной организации, которую они представляют:

  • -языки широкого распространения (волапюк, эсперанто);
  • -языки ограниченного распространения (идиом-неутраль, латино-сине-флексионе, идо, окциденталь, новиаль, интерлингва-ИАЛА);
  • -языки, лишенные социального применения (все прочие лингвопроекты).

В годы между 1918 и 1945-м интерлингвистика окончательно оформляется как отрасль языкознания. Развиваются ее связи с языковедческими направлениями, чему способствуют, в частности, развернувшиеся исследования по международной стандартизации терминов, а в СССР также по "языковому строительству", т.е. созданию письменностей, литературных языков и научно-технической терминологии для многих языков народов СССР. Узловым моментом этого периода становится 1931 г., когда II Международный съезд лингвистов официально санкционирует появление интерлингвистики как новой отрасли языкознания.

После 1945 г. основной задачей становится определение места плановых языков в мировой языковой ситуации. Это связано с резким увеличением числа применяемых международных естественных языков (пять, а потом и шесть официальных языков ООН против двух языков, использовавшихся Лигой наций), а также с появлением нового класса искусственных языков - языков общения с ЭВМ.

В настоящее время наметилась еще одна область применения плановых языков - область машинного перевода. Например, язык эсперанто взят за основу для внутреннего языка в проекте распределенного перевода DLT (Distribuita Lingvo-Tradukado). Цель проекта состоит в том, чтобы создать систему машинного перевода для сети Интернет. Такой системе требуется только 2n словарей для n языков (по два для каждого языка - для прямого и обратного перевода), в то время, как системе с прямой связью между языками необходимо иметь n(n-1) словарь (для перевода с каждого языка на каждый).

В проекте DLT перед отправкой все сообщения переводятся на один внутренний язык и в таком виде пересылаются по сети. При получении сообщения вновь переводятся уже на язык получателя. Таким образом, каждый пользователь отправляет и получает сообщения только на своем родном языке.

Преимущества планового языка перед всеми другими в том, что он, с одной стороны, представляет собой полноценное средство общения, проверенное на практике, а с другой - в силу своей искусственности в силу своей искусственности легче поддается формализации.

В настоящее время проблема языков для международного общения вновь обретает остроту в связи с развитием глобальных средств коммуникации, в первую очередь сети Интернет. Уже сейчас в интернете существует более тысячи сайтов, посвященных эсперанто и другим плановым языкам, функционируют телеконференции на этих языках. Поэтому можно ожидать возрастания интереса к интерлингвистике и плановым языкам как средству общения, и как следствие - дальнейшего развития этой отрасли языкознания

С точки зрения социального функционирования имеется несколько форм, различающихся числом говорящих, территориальным распространением, функциональными особенностями. В русской лингвистической традиции принято различать такие формы, как говор, диалект, литературный язык. Во второй половине XX века закрепился также термин идиолект.

  • 1. Идиолект. Это индивидуальный язык одного конкретного носителя языка. В некотором смысле у каждого индивида свой уникальный идиолект.
  • 2. Говор. Говор есть множество структурно очень близких идиолектов, обслуживающее одну небольшую, территориально замкнутую группу людей, внутри которой не обнаруживается никаких заметных (территориально характеризуемых) языковых различий. Говор может характеризовать также не территорию обитания, а семью, членов одного родственного клана, улицу в небольшом населенном пункте или часть этого пункта: верхняя / нижняя его часть, или населенный пункт в целом. Это может также быть некоторая профессионально или семейнообъединенная целостная группа людей, сообщество людей одного возраста или окказионально возникающая группа из 3-х-4-х индивидуумов, объединенных общим предшествующим опытом и собравшихся на рыбалку, вечеринку, игру в покер, культурное мероприятие.
  • 3. Диалект. Диалект - группа говоров (в частном случае - единичная), в которой сохраняется значительное внутриструктурное единство. Территориальная непрерывность распространения диалекта не является его обязательным признаком. В частности, в диалект может входить несколько территориально не контактирующих, удаленных друг от друга идентичных говоров. Например, африканский западно-атлантический язык пулар-фульфульде - язык “с сильным диалектным дроблением”,который “не имеет ни единого центра, ни наддиалектной формы. Рассеянные на огромном пространстве (от Атлантики до долины Голубого Нила) диалектные варианты, долговременно лишенные коммуникативных связей, естественно, не могут избежать большей или меньшей языковой дивергенции” [Коваль 2010:213-214].

Термин говор принят в русской традиции, в Европе он неизвестен. Иными словами, в англоязычной литературе говор и диалект не противопоставлены друг другу.

4. Язык. Язык является очень важным термином с социальной точки зрения, так как он противопоставлен диалекту. Язык, как правило, - это множество диалектов, допустимые различия между которыми могут в значительной мере варьировать и зависеть не только от чисто языковых факторов, но и, что особенно важно, от социальных параметров: языкового самосознания носителей (носителями какого языка они себя считают), наличия или отсутствия единой письменности, религиозного единства (ср. сербский и хорватский, отличающиеся кириллицей VSлатиницей, ортодоксальной VS католической конфессией, социальной престижности диалектов, численности носителей отдельных диалектов, традиции и т.д.. В этом отношении интересные факты преподносит нам история греческого языка, в начале классического периода состоящего из множества диалектов. Среди этих диалектов выделялся аттический диалект, прежде всего своей социальной престижностью. Требования государственного устройства в период политического объединения всех диалектов оказались причиной возникновения общегреческого диалекта, так называемого койне .Койне поглотил прочие диалекты, и они были утрачены. Однако на месте этого койне возникло несколько новых диалектов и языковое единство греческого языка распалось. На протяжении почти полутора тысяч лет такого рода смены происходили волнообразно, и носители более поздних языковых состояний уже не понимали речи на первичном койне. Нынешний новогреческий язык имеет единую литературную норму и множество сестринских диалектов.

В настоящее время на земном шаре продолжает существовать достаточно большое количество языков. Точную цифру никто не может указать, но по разным подсчетам количество современных языков колеблется от 6000 до 7000. Будем исходить из меньшей цифры 6000.

  • 5. Литературный язык. На определенном этапе национального и социального развития некоторые стихийно существующие и развивающиеся языки вступают в высшую форму своего существования - форму литературного языка, характеризующегося социально регламентированной нормированностью и наличием более или менее широкого диапазона функциональных стилей: стиль повседневного разговорного бытового общения, газетно-политический, официально-деловой, научный и многие другие. Литературный язык является основным и почти единственным объектом лингвистических штудий. Описание конкретных языков сводится к изучению различных форм литературного языка и различных его компонентов. Под литературным языком понимается не только его письменная форма (ср. весьма дробное членение специализаций в русистике[7]) и не только язык художественной литературы. Это может быть и язык, не имеющий письменности. Таков, например, язык Ветхого завета, возникший задолго до возникновения письменности, в отличие от языка Нового завета, появившегося в эпоху уже существовавшей письменности. Литературным языком является также язык эпического фольклора, различные сакральные языки и тайные языки.
  • 6. Диалектология ("диалектос" - разговор, "логос" - слово) - раздел науки о языке, изучающий язык и диалекты.

Диалектом называется разновидность (вариант) данного языка, употребляемая более или менее ограниченным числом людей, связанных территориальной, профессиональной или социальной общностью и находящихся в постоянном и непосредственном языковом контакте.

Всякий национальный язык представляет собой сложное образование, включающее несколько разновидностей, выполняющих разнообразные и, зачастую, отличающиеся друг от друга функциями, или точнее, различающиеся характером проявления основной коммуникативной функции языка. В эту систему входят: литературный язык с его многочисленными функционально-стилистическими ответвлениями, письменной и устной формой общения. Диалектный язык, в его территориальном варьировании социальные жаргоны, просторечия. Под последним понимается простая (сниженная) речь не очень образованных людей, содержащая грубоватые или грубые слова, грамматические формы и обороты, представляющие отклонения от литературной нормы.

Сам термин возник из словосочетания "простая речь" (16 - 17 вв. в значении "некнижный народный язык"). Социальные жаргоны - речь, средства общения отдельных групп людей, порожденные социальной, сословно-профессионально-производственной возрастной неоднородностью общества.

Территориальный диалектный язык (местные говоры) - устная разновидность языка, ограниченного числа людей, живущих на одной территории (в сельской местности). Общим свойством территориальных диалектов является сохранение устаревших языковых особенностей, характеризующих период, предшествующий национальному развитию литературного языка и общенационального языка как таковых.

Диалектный язык - бесписьменная (устная) форма языка. Он неодинаков на разных территориях, т.е. территориально варьируется. Литературный язык, в отличие от него, одинаков в своих проявлениях в любой местности проживания народа - носителя данного языка.

Диалектный язык выступает чаще всего в диалогической речи. Литературному языку свойственна как монологическая, так и диалогическая и даже полилогическая речь. Сам термин "диалект" - центральное понятие диалектологии как науки. В её истории взгляды на диалект, на принципы выделения, на структурные признаки были различные в разных диалектологических школах и в разные исторические эпохи. Романская диалектология (Шухаро, Жильерон, Мейер) в конце 19 в. - начале 20 в. отрицали существование диалекта как такового. По их мнению реально существуют только границы отдельных диалектных явлений и их проекции на карте (430 глоссы-линии, показывающие распространение диалектных различий на той или иной территории). Изоглоссы не образуют никакого единства, в связи с чем выявление диалектов как таковых невозможно. Немецкие и швейцарские диалектологи напротив показывали реальность диалекта, наличие у него ядра и периферии, пограничной зоны или зоны вибрации. Эта зона представлена признаком изоглосс. Отечественная диалектология, опираясь на достижения лингвистической географии (раздела языкознания, изучающего территориальное распространение языковых явлений) признает диалект как реально существующую разновидность языка.

Для понимания диалекта как такового определение его как части целого, помимо понятия "изоглоссы", существенно (важно) понятие диалектного различия. Примерами их служат оканье [вода], [молоко], [сады].

Оканье - в северном наречии, аканье - на юге [вада], [трава]. Характер образования заднеязычного согласного [Г], а именно взрывное образование на севере, а фрикативное - на юге.

Дж.Миллер и Н.Хомский исходили из того, что язык может быть описан как конечное число состояний. И, следовательно, речь можно описывать как такую последовательность элементов, где появление каждого нового элемента речевой цепи зависит от наличия и вероятности появления предшествующих элементов. Согласно этой теории, чтобы обучиться порождать речь последовательно ("слева направо"), ребенок должен прослушать огромное количество - 2.100 предложений на родном языке, прежде чем сам сможет порождать высказывания. Но очевидно, что для этого не хватит и десяти жизней.

В рамках этой модели предполагается, что речь человека строится на основании ядерных предложений, которые в свою очередь состоят из непосредственно составляющих ее элементов. Так, фраза (9) строится из следующих элементов:

  • (5) (the thief) (was) (clever)
  • (6) (the thief) (was) (young)
  • (7) (the judge) (was) (rather grim-faced)
  • (8) (the judge) (sentenced severely) (the thief).
  • (9) The clever young thief was severely sentenced by the rather grim-faced judge.

В совокупности эти простые (ядерные) предложения и составляют сложное предложение.

Ноэм Хомский предложил теорию, которая стала называться тране-формапионно-генеративной (transformational and generative grammar). По мнению Хомского, язык - это не набор единиц языка и их классов, а механизм, создающий правильные фразы. Синтаксис Хомский определял как учение о принципах и способах построения предложений. ' Грамматика языка L, - писал он, - представляет собой механизм, порождающий все грамматически правильные последовательности L и не порождающий ни одной'грамматически неправильной".

По его мнению, бессвязный набор слов (10) или (11) запомнить труднее, чем осмысленную грамматически правильную фразу (12).

  • (10) pie little blue mud make eye girl was
  • (11) the little pie with mud eyes was making a blue girl
  • (12) The little girl with blue eyes was making a mud pie.

По мнению Хомского, поток слышимых нами звуков становится осмысленным только тогда, когда мы "знаем" (пусть неосознанно) грамматику данного языка. Система правил существует именно как способность порождать и понимать бесконечное число предложений. Имеются как грамматически правильные (13), так и грамматически неправильные предложения (14). При этом даже грамматически правильные предложения могут быть бессмысленными (13).

  • (13) Colorless green ideas sleep furiously. Бесцветные зеленые идеи бешено спят.
  • (14) Furiously sleep ideas green colorless. Яростно спят идеи зеленые бесцветны.

Хомский полагал, что в основе механизма порождения фраз лежит перевод глубинных структур в поверхностные. Сделать это можно с помощью т.наз. трансформационного анализа - анализа синтаксических структур при помощи их преобразования из поверхностных в глубинные. Так, фраза (15) имеет две глубинные семантические структуры (16) и (17):

(15) Его арест (16) Он арестован. (17) Он арестовал.

Глубинная структура формирует смысл предложения, а поверхностная - звуковое воплощение этого смысла. В качестве одного из примеров перехода глубинной структуры в поверхностную при порождении речи Хомский рассматривает предложение (18), которое, по его мнению состоит из двух глубинных (18а и 186): (18) A wise man is honest.(18a) A man is wise. (186) A man is honest.

Хомский вводит ряд правил перехода глубинной структуры в поверхностную (правила подстановки, перестановки, произвольного включения одних элементов, исключения других элементов), а также предлагает 26 правил трансформации (пассивизация, субституция, пермутация, негация, адъюнкция, эллипс и др.)- Все это в совокупности и представляет, согласно трансформационно-генеративной теории, врожденную способность к порождению языка.

Теория "Смысл - Текст" представляет собой описание естественного языка, понимаемого как устройство("система правил"), обеспечивающее человеку переход от смысла к тексту ("говорение", или построениетекста) и от текста к смыслу ("понимание", или интерпретация текста); отсюда символ двунаправленнойстрелки в названии теории. При этом приоритет в исследовании языка отдаётся переходу от смысла к тексту:считается, что описание процесса интерпретации текста может быть получено на основе описания процессапостроения текста. Теория постулирует многоуровневую модель языка, то есть такую, в которой построениетекста на основе заданного смысла происходит не непосредственно, а с помощью серии переходов отодного уровня представления к другому. Помимо двух "крайних" уровней - фонологического (уровня текста) и семантического (уровня смысла), выделяются поверхностно-морфологический, глубинно-морфологический, поверхностно-синтаксический и глубинно-синтаксический уровни. Каждый уровень характеризуется набором собственных единиц и правил представления, а также набором правил переходаот данного уровня представления к соседним. На каждом уровне мы имеем дело, таким образом, с особыми представлениями текста - например, глубинно-морфологическим, поверхностно-синтаксическим и т. п.

Семантическое представление является неупорядоченным графом ("сетью"), синтаксические представления являются графическим деревом ("деревом зависимостей"), морфологическое и фонологическое представления линейны.

Данная идеология в целом достаточно типична для многих (так наз. стратификационных) теорий языка, развивавшихся в середине XX века; в отдельных чертах теория Мельчука напоминает и ранние версии трансформационной порождающей грамматики Хомского - с тем существенным отличием, что исследование семантики не только никогда не было для Хомского приоритетной задачей, но и вообщепрактически выводилось им за пределы лингвистики. Языковая модель Хомского не преобразует смыслы в тексты, а порождает тексты по определённым правилам; интерпретация же приписывается этим текстам впоследствии. Существенно также, что англо-американские синтаксические теории, возникшие на материале английского языка с жёстким порядком слов, как правило, использовали синтаксис составляющих, а несинтаксис зависимостей.

Семантические примитивы - базовые составляющие языковых высказываний, выражающие элементарные смыслы. Концепция С. п. разработана А. Вежбицкой с целью построения общей семантической теории естественного языка. Задача семантики, согласно замыслу Вежбицкой, "состоит в том, чтобы выявить структуру мысли, скрытую за внешней формой языка" (Вежбицка А. Семантические примитивы // Семиотика. М., 1983. С. 225). В основе теории С. п. лежит представление о наличии в сознании каждого человека "семантической системы", включающей совокупность элементарных понятий, а также правил, по которым из этих понятий конструируются сложные комплексы, которые Вежбицка характеризует как "ментальные предложения или мысли" (Там же. С. 246). Используя термины, введенные У Оккамом, она называет эту систему lingua mentalis, который, в отличие от lingua vocales (звуковых языков), является универсальным, единым для всех людей. Выражая свои мысли на естественном языке, человек осуществляет перевод с lingua mentalis на lingua vocalis. В каждом естественном языке существуют элементарные единицы, в точности соответствующие элементарным понятиям lingua mentalis. Для любого "ментального предложения" можно построить эквивалентное предложение на естественном языке, состоящее из этих базовых единиц и изоморфное мысли. В языковой практике, однако, эти предложения используются в существенно измененном виде. Перевод с lingua mentalis на lingua vocalis представляет собой трансформацию базовых предложений, в результате которой исчезает исходный изоморфизм мыслей и языковых высказываний. Грамматика любого естественного языка представляет собой систему трансформационных правил, позволяющих осуществить такой перевод.

Задачей семантики (как научной дисциплины) является "обратный перевод", преобразование обычных предложений языка в предложения, соответствующие мысли. В ходе таких преобразований должны обнаружиться элементарные выражения (смысловые единицы) естественного языка, которые соответствуют логическим атомам сознания. Вежбицка указывает ряд очевидных свойств, которым должны удовлетворять такие элементарные выражения - С. п. Во-первых, они должны быть немногочисленны (от десяти до двадцати выражений). Во-вторых, они не должны быть редуцируемы к др. выражениям языка. В-третьих, наконец, они должны быть независимы, т.е. невыразимы друг через друга. В качестве примеров таких выражений Вежбицка называет следующие: "я", "ты", "мир", "нечто", "некто (существо)", "становиться", "сказать".

Вопрос о том, как установить нередуцируемость и независимость выражений, Вежбицка, по существу, сводит к картезианскому критерию ясности. Она полагает, что Сем. примитивы должны быть совершенно понятны любому носителю языка и не требовать никаких дополнительных разъяснений. В качестве основы своих исследовательских методов Вежбицка называет интроспекцию и интуицию. Она считает, что исследователь, занятый поиском С. п., вправе полагаться на собственную лингвистическую интуицию. Возможное возражение по поводу субъективности и произвольности такого рода критерия она отводит указанием на то, что исходные интуиции носителей языка практически совпадают. Однако помимо интуиции такого рода исследования требуют формальной техники трансформаций, позволяющей переводить любые выражения языка в синонимичные им предложения, составленные из Сем. примитивов.

Семантическая теория Вежбицкой может рассматриваться как альтернатива прагматическим и релятивистским взглядам, развиваемым в современных концепциях познания. Последние исходят из того, что знание существует только в виде интерсубъективно значимых знаковых систем (научных теорий, языковых каркасов, языковых игр и т.п.), которые принимаются языковым сообществом на основании прагматических критериев. В рамках такого подхода, как правило, исключается редукция знания к каким-либо базовым элементам, поскольку знаковые системы всегда существуют как целое, все их элементы взаимозависимы и подлежат интерпретации с помощью каких-либо символических конструкций. В противоположность этому концепция С. п. предполагает возможность непосредственного доступа субъекта к фундаментальным смыслам, которые невозможно релятивизировать по отношению к каким-либо фоновым языкам или знаковым системам. Эти фундаментальные смыслы лежат в основании картины мира, которая, в своих основных элементах должна быть одной и той же у любого человека, пользующегося языком. Концепция С. п. обнаруживает очевидную близость с гносеологией докантовского периода, требующей строить всякое знание на основе очевидных представлений, непосредственно сознаваемых субъектом. Сама Вежбицка указывает на "ясные и отчетливые идеи" Р. Декарта, "алфавит человеческих мыслей" Г. Лейбница и "простые идеи" Дж. Локка как на аналоги С. п..

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ