Полная версия

Главная arrow Философия arrow Философия техники

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Философствующие инженеры и первые философы техники

Рассмотрим творчество первых представителей философии техники с момента ее зарождения: прежде всего в Германии и России в конце XIX - начале XX веков. В их работах уже содержалась в зачаточной форме вся будущая проблематика философии техники.

Впервые словосочетание «философия техники» было использовано в XIX веке немецким философом Эрнстом Каппом, его книга "Основные направления философии техники. К истории возникновения культуры с новой точки зрения", вышла в свет в 1877 г.

Эрнст Капп (1808-1896) окончил факультет классической филологии Боннского университета, преподавал в гимназии. Его интересы не ограничивались античной классикой (в университете он защитил диссертацию на тему "Афинское государство"), в частности, он находился под сильным влиянием идей Георга Фридриха Гегеля и Карла Риттера. Капп стремился построить свою материалистическую систему с помощью соотнесения гегелевской философии с новой географической концепцией Риттера. "Общая и сравнительная география" Каппа предвосхитила то, что мы сегодня могли бы назвать "экологической философией".

В конце 40-х годов Капп, как, впрочем, и Маркс, столкнулся с властями тогдашней Германии, когда он выпустил небольшую книгу под названием "Узаконенный деспотизм и конституционные свободы". Начались судебные преследования по обвинению Эрнста Каппа в подстрекательстве к бунту, и он был вынужден покинуть Германию. Капп эмигрирует в Америку, в поселения первых немецких колонистов в центральном Техасе, где оставаясь фермером, он последующие два десятилетия ведет замкнутую жизнь, связанную лишь с сельскохозяйственными орудиями и машинами.

После гражданской войны Капп решает посетить Германию, в последствии он принимает решение остаться на родине и вернуться к научной деятельности, Возобновив ее, он пересматривает свою философию географии и, используя опыт, накопленный в Америке, Капп формулирует свою философию техники, в которой орудия и оружие рассматриваются им как различные виды продолжения ("проекции") человеческих органов. Хотя саму эту идею нельзя считать принадлежащей лишь Каппу (нечто подобное говорили многие -- от Аристотеля до Ралфа Уолдо Эмерсона), но именно Капп дал ее систематическую и детальную разработку в своей работе "Основы философии техники" (1877).

Эрнст Капп был первым, кто совершил смелый шаг - в заголовке своей работы "Основные направления философии техники" он соединил вместе два ранее казавшиеся несовместимыми понятия "философия" и "техника". Основоположениями его философии техники являются "антропологический критерий" и "принцип органопроекции".

Формулируя свой антропологический критерий, Эрнст Капп подчеркивает: каковы бы ни были предметы мышления, то, что мысль находит в результате всех своих исканий, всегда есть человек. Поэтому содержанием науки в исследовательском процессе вообще является ничто иное, как возвращающийся к себе человек. Капп считает, что именно в словах древнегреческого мыслителя Протагора - "Человек есть мера всех вещей" - был впервые сформулирован антропологический критерий и сформировано ядро человеческого знания и деятельности. Именно благодаря тому, что человек мыслит себя в природе и из природы, а не над ней и вне ее, мышление человека становится согласованием его физиологической организации с космическими условиями.

Осмысливая понятие внешнего мира человека, Э.Капп замечает, что для него недостаточно слова "природа" в обычном понимании. К внешнему миру, окружающему человека, принадлежит также множество вещей, которые являются его созданием. Будучи искусственными произведениями в отличие от естественных продуктов (природа доставляет для них материал), они образуют содержание мира культуры. Э.Капп проводит четкое разграничение "естественного" и "искусственного": то, что вне человека, состоит из созданий природы и созданий человека (первая и вторая природа).

Этот исходящий от человека внешний мир является, с точки зрения Каппа, реальным продолжением его организма, перенесением вовне, воплощением в материи, объективированием своих представлений, т.е. части самого себя, нечто от своего собственного "Я". Это - отображение вовне, как в зеркале, внутреннего мира человека. Но созданный человеком искусственный мир становится затем средством самопознания в акте обратного перенесения отображения из внешнего мира во внутренний. В том числе таким образом человек познает процессы и законы своей бессознательной жизни. Короче говоря, "механизм", бессознательно созданный по органическому образцу, сам служит для объяснения и понимания "организма". В этом и состоит суть принципа органической проекции Эрнста Каппа.

Капп отмечает, что человек бессознательно делает свое тело масштабом для природы. Так возникла, например, десятичная система счисления (десять пальцев рук). Однако принцип органопроекции легко объясняет только возникновение первых простейших орудий. При его применении к сложным орудиям и машинам возникают проблемы. Хотя Капп и предупреждает, что органическая проекция может и не позволять распространять формальное сходство и что ее ценность в преимущественном выражении основных связей и отношений организма, этим проблемы не снимаются. В качестве примера возьмем, вслед за Каппом, паровую машину. Форма ее как целого не имеет ничего общего с человеком, схожи лишь отдельные органы. Но когда паровая машина начинает функционировать, например, в локомотиве, то сразу обнаруживается сходство ее общего целесообразного механического действия с органическим единством жизни: питание, изнашивание частей, выделение отбросов и продуктов сгорания, остановка всех функций и смерть, если, скажем, разрушена важная часть машины, сходны с жизненными процессами животного. Капп подчеркивает, что это уже не бессознательное воспроизведение органических форм, а проекции, т.е. вообще живого и действующего как организм существа. Именно эта своеобразно-демоническая видимость самостоятельной деятельности и поражает больше всего в паровой машине.

Далее Капп переходит от отдельных созданий техники к тем могучим культурным средствам, которые не укладываются в понятие аппаратов и имеют характер систем. Таковы, например, железные дороги и телеграф, покрывшие сетью весь земной шар. Первые, особенно при соединении рельсовых путей и пароходных линий в одно целое, являются отражением системы кровеносных сосудов в организме. Это коммуникационная артерия, по которой циркулируют продукты, необходимые для существования человечества. Второй естественно сравнить с нервной системой. Здесь, по мнению Каппа, органопроекция празднует свой триумф: сначала бессознательно совершающееся по органическому образцу построение, затем взаимное узнавание оригинала и отражения (по закону аналогии) и, наконец, подобно искре вспыхивающее сознание совпадения между органом и орудием вплоть до тождества.

Кстати, косвенным подтверждением принципа органопроекции, понятого, конечно, не буквально, является развитие современной микроэлектроники, которая, перепробовав (бессознательно) всевозможные материалы, выбрала для интегральных схем в качестве наиболее оптимального материала кремний. Но именно его еще раньше эволюция "выбрала" исходным материалом органических тел. Послойный синтез твердотельных интегральных структур, развитый в современной технологии производства микроэлектронных схем, также наиболее распространен в живой и неживой природе (например, рост кристаллов, годичный рост деревьев, образование кожи). Здесь "органопроекция" имеет тенденцию к отображению по крайней мере нижних уровней структуры биосинтеза. Причем технологические приемы послойного синтеза эффективно (и бессознательно) применялись в первобытных технологиях, начиная с неолита, например, при производстве украшений, в полиграфии, при изготовлении корабельной брони.

Особая роль в развитии философии техники в России принадлежит Петру Климентьевичу Энгельмейеру (1855-1941). В том же десятилетии, когда умер Эрнст Капп, русский инженер П.К. Энгельмейер начал публиковать в немецких периодических изданиях статьи, в которых он также использовал термин «философия техники».

Дед П.К. Энгельмейера, выходец из Германии, изучал медицину в Петербурге и был в Вологде начальником медицинского управления. Петр Энгельмейер окончил гимназию в Москве и посещал лицей в Ницце. В 1874-1881 годах он учился в Императорском Московском техническом училище и по окончании его получил диплом инженера-механика. Он увлекался различными областями техники (электротехникой, самолетостроением, автомобилизмом и т.д.). Был редактором и издателем журнала «Техник», учителем механики в средней технической школе, в воскресной и вечерней школе для рабочих, инженером на машиностроительном заводе в Москве и т.д. Петру Энгельмейеру принадлежит около ста статей, брошюр и книг (из них около 20 на немецком и французском языках).

Еще в 1898 году в брошюре "Технический итог XIX века" П.К. Энгельмейер следующим образом формулирует задачи философии техники:

В любой человеческой активности, при всяком переходе от идеи к вещи, от цели к ее достижению мы должны пройти через некоторую специальную технику. Но все эти техники имеют между собой много общего. Одна из задач философии техники как раз и состоит в том, чтобы выяснить, что же такое это общее?

В каких отношениях находится техника со всей культурой?

Соотношение техники с экономикой, наукой, искусством и правом.

Разработка вопросов технического творчества.

В 1911 году, на IV Всемирном философском конгрессе, состоявшемся в Болонье (Италия), Энгельмейер выступает с докладом на тему "Философия техники". Начав с описания "империи техники", он концентрирует свое внимание на обсуждении проблемы отношения техники к науке и философском анализе техники и границ, до которых распространяется ее влияние. По его мнению, сфера техники в конечном счете восходит к человеческой воле и внутреннему стремлению человека к техническому творчеству.

Важный вклад в развитие философии техники Энгельмейер внес, разработав проект эврологии (общей теории изобретения). Эти идеи он подробно развивает в статье «Эврология, или Общая теория творчества», опубликованной в журнале «Вопросы теории и психологии творчества» в 1914 г., которая им расширяется до общей теории человеческой деятельности и ведет к построению единой общей теории человеческого творчества. Однако важно начать с построения более конкретной теории технического изобретательства, которая может быть более точно и ясно сформулирована в виде трехактного процесса:

В первом акте -- появление намерения, акт воли и интуиции -- в процессе возникновения и прояснения новой идеи решение проблемы скорее намечается, чем осознается в форме основных составных частей. Типичным для этого акта является гипотетический характер такого рода представлений, поскольку еще надо доказать как целесообразность принципиального решения, так и то, что с высокой степенью вероятности это принципиальное решение, чтобы стать работоспособным -- даже при обоснованной его целесообразности, -- должно быть модифицировано.

Поэтому во втором акте -- выработка схемы; акт знания и мышления выдвинутая идея должна быть проверена с той точки зрения, чтобы составить выполнимый план и осмыслить целеориентированные и целесообразные взаимодействия отдельных элементов, для чего необходимы обширные познания. С помощью мысленного и реального экспериментирования определяется или выявляется новое и характерное для данного изобретения.

Это необходимо, чтобы на третьем акте -- конструктивное исполнение изобретения; акт умения -- мог быть выполнен план: «теперь необходимо преобразовывать не мысли, а внешнюю материю». Для этого нужны профессиональная ловкость и ремесленная рутина.

На основе проведенных исследований Энгельмейер формулирует общую теорию творчества, считая трехактный процесс присущим человеческому творчеству вообще. Энгельмейер отмечает, что вопрос об изобретении есть только частный вопрос теории творчества. Он различает три вида продуктов деятельности:

  • · материальные вещи (предметы), существующие в пространстве;
  • · процессы -- во времени и
  • · идеи -- в сознании.

Человеческое творчество рассматривается им как совокупная функция трех деятелей:

  • · желания (интуиции, намерения; намерение есть ясно выраженное предположение о том, как удовлетворять свою потребность);
  • · знания той фактической области, в пределах которой придется действовать;
  • · умения обращаться с вещью в данной области.

Это три основные функции духа, из которых состоит весь мир человеческих творений, отражающие три ипостаси человека: инстинктивную (чувство), сознательную (разум) и действенную (воля). Энгельмейер сводит к ним все факты творчества.

Истинный смысл трехактной теории творчества, как подчеркивает Энгельмейер, заключается в том, что эти три акта суть не стадии, а три стороны одного процесса, соответствующие трем основным факторам творчества: интуиции, дискурсивному мышлению и мускульной приспособленности, действующим всегда сообща.

Однако, только в ХХ веке техника, ее развитие, ее место в обществе и значение для будущего человеческой цивилизации - становится предметом систематического изучения. Собственно технические дисциплины концентрируют свое внимание на отдельных видах техники или на отдельных сторонах техники. Технику в целом, как глобальное явление, они не исследуют.

Только философия техники:

во-первых, исследует феномен техники в целом,

во-вторых, не только ее внутреннее развитие, но и место в общественном развитии в целом, а также,

в-третьих, принимает во внимание широкую историческую перспективу.

 
Перейти к загрузке файла
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>